Тэги

Похожие посты

Добавить в

На защите города Ленинграда.(ч.2)

Совместимость по именам и гороскопу

Увеличилась угроза нападения наземного противника и в первую очередь — танков. С каждым днем все более и более возрастала ответственность, ложившаяся на курсантский дивизион.  В Ленинграде и Выборге спешно формировались части противовоздушной обороны и направлялись в состав Лужского бригадного района  противовоздушной обороны.  Служба ВНОС только-только начала развертывать свои силы. А пока шли эти формирования и сосредоточения,  курсантский дивизион особого назначения  должен  был только своими силами и средствами сдерживать все усиливающийся натиск воздушного  врага и находиться в полной готовности к отражению немецких танков.

Утро 4 июля было тихим.  Вдруг  с  дивизионного  командного пункта коротко сообщили о шуме моторов на юге. Батареи мгновенно заняли положение №1 и вот…. звено фашистских стервятников на большой высоте приближается к городу.

«По звену фашистских разбойников…!» — раздается  немного взволнованная команда старшего лейтенанта Петина,  командира батареи 76-мм зенитных пушек. С дальномера быстро передают высоту цели, на приборе определяется скорость. Вместе с последними словами команды с планшета-построителя слышится доклад 1-го номера курсанта Якушева: «Есть совмещение!…» Ревун… Залп. Снова ревун — снова залп…  Еще и еще.  Проходят томительные секунды  и вот в небе виснут белые клубочки дыма разрывов шрапнели. Они накрывают стервятников. Рядом ложатся черные  дымки. Это бьет гранатами батарея 85-мм орудий старшего лейтенанта Валита.

После первых же залпов звено самолетов, набирая высоту, пытается выйти из огня и прорваться к городу. Но огонь усиливается и разрушает строй бомбардировщиков. Они поспешно сбрасывают бомбовый груз в поле и расходятся в разные стороны.

Первая воздушная атака отбита!

У всех  курсантов  возбужденное  настроение и уверенность в себе, в своем боевом оружии. Следующий раз враг обязательно будет сбит, он не уйдет безнаказанно от огня зенитчиков.

Командиры батарей собирают расчеты, разбирают ошибки и недостатки первой стрельбы.  Ничто не упускается из виду, учитывается каждая мелочь,  каждый штрих в поведении того или иного номера.

Вечером в батареях проводятся комсомольские собрания. И они также направлены на решение общей задачи: не только отгонять, но и сбивать вражеские самолеты, срывать выполнение ими боевых задач. Здесь  же на собраниях лучшие курсанты вступают в ряды Ленинского комсомола. Так закончился первый боевой день дивизиона.

На следующее  утро  было  получено донесение,  что к городу идет немецкий разведчик «Фокке-Вульф-189». Через несколько минут утреннюю тишину  нарушил  орудийный  залп. Снова в небе повисли клубочки белых и черных разрывов. Вражеский самолет сделал резкий разворот, на предельной скорости пошел к земле и, маскируясь складками местности,  поспешно скрылся.  Вслед за ним самолеты-разведчики еще  несколько раз пытались засечь огневую позицию дивизиона, но безуспешно. Бомбардировщики не появлялись.

Они появились утром 7 июля. Это были два бомбардировщика «Юнкерс-88». В стороне от них на большой высоте кружил разведчик, который пытался засечь первый же залп батареи. И это ему удалось. Бомбардировщики пошли не на Лугу, а на батарею старшего лейтенанта Д.И. Петина Но зенитчики были готовы к встрече с врагом. Точный сопроводительный огонь настигал врага и он, бесцельно сбросив бомбы, поспешно повернул назад.

Через два часа с командного пункта  дивизиона  на  батарею пришла радостная телефонограмма. Оба «Юнкерса-88», продырявленные осколками снарядов,  сели в 25 км от батареи. Раненые немецкие летчики были взяты в плен.

Так был открыт счет сбитых дивизионом  самолетов. За  один день и за один бой — два сбитых фашистских стервятника. Личный состав батареи старшего лейтенанта Д.И. Петина получил первую боевую благодарность командира дивизиона.

8 июля из сизой дымки  утреннего тумана вынырнул средний бомбардировщик «Хейнкель-III». Вскоре вокруг него появились разрывы гранат.  Самолет отбросило в сторону, он медленно потянулся вниз и через несколько секунд исчез за лесом. Находившиеся недалеко от Луги на берегу озера колхозники увидели приземлившийся горящий самолет,  поспешили  к  нему и захватили в плен двух фашистских летчиков.

На рассвете 10 июля с темной стороны горизонта неожиданно прилетел фашистский разведчик — предвестие «Хейнкелей» или «Юнкерсов». И вот на батарею старшего лейтенанта Валита на предельной скорости врываются два «Юнкерса-88». Фашисты торопятся опередить зенитчиков,  но их здесь уже ждут. Утренний воздух наполняется громом залпов. Удачный залп взрывает бензиновый бак одного из самолетов.  Почти одновременно с ним загорается и второй «Юнкерс-88». Летчик скольжением хочет сбить пламя. Напрасно! Он прыгает с парашютом, а самолет боком врезается в землю. Вслед за бомбардировщиками в зону   огня входит  разведчик «Фокке-Вульф-189». Но и он недолго держится в воздухе. После нескольких залпов самолет, теряя высоту, беспорядочно кружится над городом. Через несколько минут старшему лейтенанту Петину сообщили, что разведчик приземлился недалеко от места боя с  перебитым рулевым управлением. Летчик был взят в плен.

До первых чисел августа курсантский дивизион находился в постоянных боях с воздушным противником, уничтожив 9 вражеских самолетов. У курсантов и офицеров не было боевого опыта, но знание техники,  упорство и мужество помогли дивизиону с честью выполнить боевую задачу при обороне города Луги. В начале августа после прибытия других зенитных частей курсанты отдельного дивизиона вернулись в училище и приступили к учебе.

Таким образом личный состав училища (батареи курсантов) стоял на огневых позициях по защите города Ленинграда с 28 июня 1941 года по 9 августа 1941 года и вписал яркую боевую страницу в историю обороны города.

Участвуя в боях, училище продолжало готовить кадры зенитной артиллерии. Уже в первые месяцы войны оно выпускает большой  отряд специалистов. 14 июля 1941 года производится досрочный выпуск курсантов набора 1940 года в количестве  518  человек.  328 командиров прожекторных  взводов  и  190 воентехников 2-го ранга направляются в войска. 6 августа 1941 года по приказу командования Ленинградского  военного  округа  училище досрочно выпустило еще одну большую группу техников, прошедших одногодичную программу обучения. 257 молодых специалистов-зенитчиков получила Красная Армия.

Обучение курсантов сложной боевой зенитной технике проходило непосредственно на огневых позициях в Красном Селе и в лагере под Ропшей. Личный состав размещался в шалашах, а то и под открытым небом. Несмотря на это учеба шла установленным порядком и прерывалась лишь  воздушными  или наземными тревогами. Курсанты горели одним желанием:  скорее изучить технику, постигнуть трудности ремонта и стать в ряды защитников Родины. Здесь же во время учебы личный состав получил первую боевую закалку. Боевой опыт возвратившихся  в  училище офицеров отдельного курсантского дивизиона инженер-полковника Болотова Ф.В.  во многом помог подготовке молодых офицеров.

В стенах училища в доме №15 по улице Мира с 1 сентября  1941  года по 20 января 1945 года располагался 66 эвакогоспиталь на 2000 коек обще-хирургического профиля, сформированный под руководством военврача 2-го ранга Карпова Ивана Николаевича, который с 1 сентября 1942 года был переименован в 268 эвакогоспиталь по профилю огнестрельного повреждения кистей. Было развернуто 9 хирургических и 2 терапевтических отделения.

Госпиталь работает в осажденном Ленинграде и все тяготы блокадной зимы 1941 — 42 гг. выпали на долю его сотрудников. Наступает тяжелое время в жизни госпиталя: нет света, воды, не работает канализация, голод, холод, дистрофия, цынга.

Для отопления в палатах устанавливаются печки-времянки. Воду привозят с Невы. В туалетах установлены бочки и ведра-параши. Освещаются палаты коптилками, лучиной и др.

Паек для обслуживающего персонала в эти трудные зимние месяцы — 300 гр. хлеба (кусок тяжелого блокадного хлеба и сухарь) и болтушка, часто припахивающая керосином (из муки, доставленной по “Дороге жизни”).

В сентябре 1942 года, в связи с изменением профиля госпиталя, им стал руководить военврач 1 ранга Хаютин Михаил Владимирович. Параллельно с теоретической подготовкой и накоплением опыта в лечении огнестрельных ранений  кисти  врачами  разрабатывается ряд научно-исследовательских  тем,  связанных с лечением огнестрельных ранений кисти,  под руководством профессора Е.В. Усольцевой и старшего хирурга П.С. Кустова. За весь период существования госпиталя в г. Ленинграде было излечено:

1941 год — 2121   раненый

1942 год — 2022   раненых

1943 год — 6652   раненых

1944 год — 18663 раненых (из них 80% кистевых)

Проведено 9502 операции, из них 7409 кистевых.

В 1941 году — 43     операции;

В 1942 году — 682   операции;

В 1943 году — 2589 операций;

В 1944 году — 5581 операция;

В 1945 году — 507   операций;

В январе 1945 г. госпиталь передислоцировался на 2-ой Белорусский фронт. Коллектив госпиталя был сплоченным, дисциплинированным и работал с полной отдачей сил по выполнению задач, стоящих перед госпиталем. За свой труд в годы Великой Отечественной войны многие сотрудники госпиталя были удостоены правительственных наград.