Мар15

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 9 с.

Каждый день экипаж полка получал задание на полет вокруг Орла, для наблюдения, фотографирования и вывода из строя перегонов ж. д., идущих от города. В одном из таких полетов мы сбросили бомбы по ж.д. полотну (бросали ФАБ-100 с 400 м, и всегда самолет подбрасывало взрывной волной). Подлетая к станции Нарышкино, увидели стоящий эшелон с живой силой. Принимаю решение сбросить осколочные бомбы АО-16 с малой высоты (они в кассетах в бомбовом отсеке) по эшелону с одновременным обстрелом из всех пулеметов.  С высоты 200-250 м делаю заход. На снижении направляю нос самолета в центральную часть эшелона. Навстречу нам из всех вагонов тянутся разноцветные трассирующие нити. Нажимаю гашетку своих пулеметов, слегка надавливаю ногой на педаль, и мои ответные трассы ложатся по вагонам эшелона. С высоты 30-40 м штурман бросает осколочные. Увлекшись штурмовкой, снизился так, что вижу перед собой крыши вагонов, различаю швы на них. Перевожу самолет в набор высоты с плавным разворотом вправо. Теперь стреляют штурман и стрелок-радист. На бреющем полете через линию фронта возвращаемся на свой аэродром в Мценск. При осмотре самолета обнаружено много осколочных пробоин. Как сказали, это от своих бомб. Мы, экипаж, не имели ни одной царапины.

Еще не остыл бой за Елец, аэродром с западной стороны был уже наш. Всюду по дорогам исковерканная техника, убитые.

После выполнения задания посадку приказано произвести в Ельце. Кончается зимний короткий день. Идем на бреющем полете, вдали виден аэродром. Внезапно вздрогнув, одновременно остановились оба винта. Самолет «клюнул». Впереди высокая ж. д. насыпь. Едва успеваю подтянуть штурвал на себя и перескочить насыпь. Передо мной правильными рядами колхозный фруктовый сад. Добираю штурвал, направляя нос самолета между рядами стволов деревьев. Прорубив  плоскостями просеку, самолет замирает, зарывшись в снегу. Стало темнеть. Приготовив пистолеты, идем по колено в снегу к дому, в котором светятся окна. Затаились, ждем. Вышла женщина, окликнули ее. Сказала, что здесь немцев нет. Взяли лошадь, запряженную в розвальни. Сняли пулеметы, оставшийся боекомплект, фотоаппарат и др., все погрузили на сани. Так вечером приехали на аэродром, который был в 4-5 километрах от места посадки.
***

Получил задание: сфотографировать аэродром Брянска. Готовимся и вылетаем.

На небольшой высоте пересекли линию фронта, не вызвав зенитного огня немцев. Идем с набором высоты. Морозное безоблачное зимнее утро. Вся земля в снегу, и ярко светит солнце. В середине пути высота 3000 м, нажимаю кнопки переключения нагнетателей моторов на вторую ступень. Самолет вздрагивает, моторы получают как бы второе дыхание.  Получив дополнительный наддув, заработали легко, без натуги, запели радостно, привольно. До этого падавшая вертикальная скорость подъема увеличилась. На снегу четко видны каждый кустик, каждое деревце.

На высоте около 6000 мс, и нет предела видимости. Наш самолет один в огромном небе.

За несколько десятков километров хорошо виден аэродром. На такой высоте кажется, что повис на одном месте и очень медленно приближается цель.