Мар16

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 71 с.

Привезли в предоперационную комнату, переоделся. В операционной лег на стол, привязали руки и ноги, чтобы не дрыгался. Лицо накрыли простыней с отверстием для левого глаза. Сделали несколько безболезненных уколов вокруг глаза (местный наркоз). Затем хирург что-то делала, как я понял, отделяет и вынимает «яблоко» из глазницы. Все время видел яркий свет лампы надо мной. Что-то потянули, услышал хруст перерезаемых ножницами сухожилий (сосудов, нервов, мышц). Мгновенно погас свет, и я понял, что навсегда. Операция продолжалась минут пятнадцать. Боли не испытывал. Когда поднялся со стола, увидел в баночке свой глаз в руках у ассистента. Без посторонней помощи переоделся и вышел. Здесь ожидал Саша, и мы пошли в палату. Стало немного побаливать, потом постепенно все меньше и меньше. Через двое суток выписали. Приехал за мной Саша. На такси (тогда такое еще можно было позволить) добрались домой. 12-го был подобран протез.

Сначала как-то непривычно, движения неуверенные, неточные. Потом все стало на свои места, как будто, так и было.

Глаз отдали в лабораторию на исследование. Заключение: меланома. Это самое агрессивное злокачественное образование.

Уже прошло 10 лет, а я все живой.

***

Никогда я не торопил события, хотя бы вот квартирные. Работая в Геоуправлении, мы жили на частной квартире, снимали комнату на 8-ой линии. Вскоре после перехода в авиаотряд ГВФ мне дали комнату 14 кв. м  в общей квартире с Кузнецовым Николаем Филлиповичем, Любовью Семеновной и тремя детьми: Толей, Геной и Валюшкой, они занимали две комнаты. Это было в авиагородке, через дорогу от места работы.

В 1955 году родилась Соня, и стало нас в этой комнате пятеро: мать, Валя, я, Саша, Соня. Подал заявление в профком на расширение жилплощади. Надо сказать, ни Валя, ни мать никогда не упрекнули, что живем в таких условиях. Было полное понимание, что не все так сразу, вынь да положи. Как-то не в этом видели главное, считали, что оно в добросовестном труде.

В 1956 году после прилета захожу в эскадрилью, мне говорят: –  Тебе выделили две комнаты (27 кв. м), поздравляют.

Мы были рады и переехали на СМУ-6. На первом этаж, хоть с соседями (их трое взрослых в одной комнате), стали жить посвободнее.

Прошло какое-то время, мне говорят: –  Почему не подаешь заявление на изолированную квартиру? Скоро будет сдаваться дом в городке. Написал заявление. Подошло время, и мне дали двухкомнатную изолированную на пятом этаже. Ну, теперь уж совсем хорошо! Только душевая на кухне в закутке.

Отряд бурлит, идут квартирные баталии. Приходят жены с детьми к командиру, замполиту, в профком, все требуют расширения и только сейчас. Никто ничего не хочет слушать. Все переругались, чуть ли не подрались и стали смотреть друг на друга, как враги. Постепенно страсти улеглись, всех устроили и расширили. Наступила тишина, спокойствие.