Мар16

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 68 с.

Однажды с Валей, Верой Северьяновой и Юрием Николаевичем Родзянко совершили несколькодневное путешествие по Дону и Северскому Донцу до станицы Нижнекундрюченской, где Родзянки остались гостить в заповеднике. Мы вернулись домой. Вспоминается этакое приволье и раздолье!

Со стороны, с полосатым тентом над головой, лодка выглядела легкомысленно прогулочной. Ни у кого не могла возникнуть мысль, что там есть заядлый рыбак.

Незадолго до захода солнца мы бросили якорь перед Кочетовской плотиной. Я забросил донки, и начался страшный клев! Не успевал вытаскивать резвых стерлядок. Все лески перепутались. Зная, что это запретная рыба, мы причалили к берегу. Потом нам сказали, что ловили в запретной зоне перед плотиной. А стерлядка была вкусная, с икрой.

Друг мой Степан Кириллович Савицкий был надежным бескорыстным помощником. Мы вместе работали, он штурманом нашей эскадрильи, потом дежурным в АДП.

Вместе возились с лодкой и ездили на рыбалку. Большой любитель спиртного, он очень редко бывал вне формы. Мы всегда удивлялись его могучему организму. В 1986 году с женой Лидией Ермолаевной они переехали в Запорожье.

Там у него случился инсульт, и теперь он ни грамма в рот.

Одному справляться с лодкой стало невмочь, и я подарил ее сослуживцу.

Свободного времени как бы прибавилось. Сделал один спиннинг, другой и начала ходить на Дон в Кумжинскую рощу. Бывали весны, когда рыба идет нереститься вверх, очень удачными. И мы объедались лещами, жирными, икряными, до полутора килограмм каждый. Было что и засаливали. Купил гидрокостюм и теперь захожу в реку по грудь, чтобы как можно ближе к фарватеру забросить спиннинг. Больше, конечно, дней, когда ничего не ловилось.

Стоит весною роща в зеленоватой дымке от распускающихся листьев, и зеленеют пески на берегу. Пригревает ласковое солнце, бронзовеет лицо. С фарватера от «Ракеты» лениво докатываются волны, и тишина, тишина…

Как только грузить на леске вверх, вниз – замирает все внутри. Хватаешь спиннинг и большим замахом подсекаешь. Есть! Быстро вращая катушку, чувствуешь, как упирается, сопротивляется что-то на крючке. Чем ближе это что-то к берегу, тем больше волнение. Наконец, показалась крупная рыбина, до берега пять-десять метров и вдруг все затихло, внутри что-то оборвалось – сошла с крючка. Досада и разочарование. Но вскоре снова ожил грузик, и рыбина большая, желанная в руках. Помногу я не ловил, да сказать и нести-то тяжело, но семь-десять штук бывало.

О! Как хорошо на берегу и в штиль и в ветер тоже. Особенно, когда поклевки одна за другой. Ну, а если их нет, то есть вера и надежда, и есть всегда любовь к рыбалке. И в летний зной приятная прохлада от реки.