Мар16

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 60 с.

Каково было слышать матери, сын которой пропал без вести?

Как-то приехав к нам, в разговоре мать обмолвилась: – Будет девочка, приеду и вынянчу.

Вышло постановление Совмина СССР о передаче всей ведомственной авиации в ГВФ. 16 марта 1952 года вместе с авиатехником Власенко и самолетом я оказался в Ростовском авиаотряде спецприменения. А наша работа в экспедициях продолжалась по договору. В отряде я выполнял почтовые и пассажирские рейсы, полеты по санитарным заданиям на Як-10, По-2с, Як-12.

В 1957 году назначен на должность зам. ком. авиаэскадрильи, в 1959-м стал ком. аэ.

Появились самолеты чехословацкого производства СА-45, Аэ-145, Л-200, эскадрилья стала летать на них. Как на такси перевозили 3-4 пассажира не только по области, но и в Краснодар, Анапу, Новороссийск, Геленджик, Сталинград, Ставрополь, Элисту. СА-145 имел скорость 220-230 км/час, Л-200 – 240-260 км/час и был довольно комфортабельным.
Довелось летать из Астрахани на Л-200 над северной частью Каспийского моря на разведку морского зверя, был в Гурьеве и тогда закрытом городе Шевченко.
Эскадрилья просуществовала пятнадцать лет. За это время не имели ни одного тяжелого летного происшествия – это главный хороший показатель работы. Все летчики, за исключением нескольких, были демобилизованы из ВВС по хрущевскому указу о сокращении вооруженных сил.

Работать было и легко и сложно. Каждый представлял индивидуальность, зрелую, самостоятельную, кое-что повидавшую в жизни. Чувствовалась здоровая спайка коллектива, чем и дорожили. Конечно, бывали нарушения, и летные и дисциплины. А у кого их не бывает? Только у того, кто не работает.

Я с благодарность вспоминаю всех, с кем пришлось работать, и то интересное, неплохое время. Не было ни зависти, ни вражды, лишь иногда небольшие трения, которые вскоре исчезали. Планы по налету часов постоянно выполняли и перевыполняли, за что полагались премиальные. Я знал хорошо каждого пилота, его технику пилотирования, доверял и был уверен, что не подведет. Каждого тренировал и проверял в полете.

Знал почти всех жен и детей. И если можно так выразиться, жили одной семьей. В эскадрилье временами было до двадцати человек.

 

***

Однажды на По-2 я привез почту на площадку Большекрепинский. Почтарь на подводе еще не подъехал. Не выключив мотор, убрал обороты до малых и начал выгружать газеты и посылки из грузовой кабины. Положив мешок с газетами в кучу, повернулся, чтобы идти за другим, и обомлел… Самолет, увеличивая скорость, удалялся от меня. Еще мгновение, и я бросился  вдогонку. С большим трудом настиг, вскочил на плоскость, дотянулся до кабины, убрал газ. Самолет остановился. Оставляя кабину, я не законтрил сектор газа. От вибрации он стал отходить вперед, увеличивая обороты мотору. Самолет начал двигаться с нарастающей скоростью. Можно представить, каковы могли быть последствия.

Все хорошо, что хорошо кончается. Это послужило неоценимым уроком на будущее. Такие случаи бывали не единожды, когда самолеты взлетали самостоятельно.