Мар16

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 58 с.

***

Утром 5 ноября 1949 года из Степного (Элисты) с нач. Ергенинской экспедиции Ермиченко И.И. вылетел на самолете Як-10 в село Садовое (Кегульта) где располагалась партия Каклюгиной В.М.

Я знал временную посадочную площадку, мы делали ее с авиатехником Власенко Г.Т.

Взлетели, было ясно, светило солнце.

Высота 150-200 м, идем на север вдоль улучшенной грунтовой дороги. Через несколько минут начала появляться низкая разорванная облачность. Теперь летим на 150-100 метрах. Волны поднявшегося с низкой степи тумана временами совсем закрывают землю. Самочувствие ухудшается, возникает предчувствие тревоги. Здесь бы в самый раз набрать высоту и возвратиться в Элисту. Так нет, куда же? Там нас ждут. Там и жена моя Валя.

Высота полета уже 50 м. Теперь туман образует сплошное «молоко». Временами промелькнет темный кусок земли, дороги. Чувство подсказывает, что мы уже над площадкой. Наконец, в темных волнах тумана, в разрывах увидел площадку.

Делаю круг на высоте 30-40 м и не попадаю на полосу. Снова круг и снова мимо, мешают столбы телеграфной линии той самой дороги, вдоль которой летел все время. А паника уж тут как тут. Она готова завладеть своей жертвой. Но здравый ум оказался сильнее, прогнал ее. Возвращаться обратно теперь, не зная, что там? Нет. Здесь я уже над площадкой, и только надо изловчиться попасть на нее. Успокаиваю себя: не спешить, и не волноваться, и делать столько заходов, пока попаду на полосу. Решаю заходить с обратным курсом при небольшом попутном ветре. У самого начала полосы большой глубокий овраг, как только мелькает он темным пятном, убрать газ и плавно подбирать ручку на себя. Так все и сделал, но прежде были еще два захода. Мягко коснулись колеса земли, самолет катится, ничего не вижу перед собой. Наконец остановился в нескольких мерах от кювета дороги и телеграфной линии. Сразу стало так туманно-темно, что не видно пальцев протянутой руки. И самолет «заплакал», то ли от обиды, что подвергся такому риску, то ли от счастья, что цел и невредим. По стеклам кабины текли ручейки воды. Куда рулить? Рулю медленно наугад. Из тумана, как привидение, появляется Власенко. Он сопровождает самолет на стоянку. Слышали шум автомашины, потом пропал. Стали кричать, полуторка находит нас. Прежде чем произвести посадку, я сделал четыре, может быть, пять заходов в разрывах низких облаков и тумана на высоте 30-40 м.

Посадка в таких условиях на временную полевую площадку – это всего один процент везенья и удачи. И здесь судьба дала мне шанс.

За все время полета Иван Иванович не проронил ни звука. Спасибо ему, он не отвлекал и не мешал мне в сложнейшей обстановке.
***

Рано утром, когда еще прохладно, мы вылетаем на аэровизуальную съемку. В песчаной полупустыне Калмыкии все колодцы (худуки) находятся в центре больших или малых котлованов диаметром 50-70 м, глубиной до 3-4. Они образованы ногами бесчисленного множества приходивших на водопой животных (рогатый скот, лошади, верблюды, овцы, сайгаки). Песок растаптывался и ветрами разносился во все стороны, все глубже и глубже делался котлован. Еще издали были заметны в нем две-четыре темные тени. Снизившись до 10-14 м, становилось хорошо видны разбегающиеся волки, а матерый с оскаленной пастью и вздыбленной шерстью вскакивал на задние ноги и готов был вцепиться в «горло самолету».