Мар16

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 52 с.

Все работники экспедиции уехали или улетели в Канск и Красноярск. Средина октября по-здешнему уже зима. Выходя из столовой, на обледенелых ступеньках я поскользнулся, упал на правое плечо и сильно ушиб. Оно опухло. Ничего делать правой рукой было невозможно, а улетать надо. В экспедиции был геолог Дискин, лет на семь старше меня, раньше когда-то был летчиком. Решаем, и он согласен. В переднюю кабину У-2 садится он, во вторую, где тоже есть ручка управления, я. Он пилотирует, а я подстраховываю, помогаю левой рукой.

Взлетели шесть самолетов По-2, У-2 и строем двух звеньев взяли курс на Канск. Минут через десять на высоте двести метров строй неожиданно вошел в снегопад, да такой, что потеряли друг друга. Так, без горизонтальной видимости, на малой высоте, еле просматривая верхушки тайги, мы пролетели больше половины пути.

Так же неожиданно снегопад окончился, и мы увидели друг друга на больших дистанциях и интервалах. Просто диву даешься, как не столкнулись самолеты в воздухе почти при полном отсутствии видимости. Напряжение прошло. Все благополучно произвели посадку в Канске.
В последних числах июня мне передали, что жена в Канске, прилетела из Москвы на самолете Ил-4 нашей экспедиции. Получаю разрешение на полет. И вот самолет в воздухе. Впереди поднимающийся туман образует низкую облачность в 3-5 баллов, выше светит солнце. Иду с набором высоты над облаками. Чем дальше, тем они плотнее и выше. Уже нагромождения кучевых облаков подо мной и надо мной и высота 1800 м. Не знаю, что впереди, не вижу земли. Надеюсь на улучшение погоды впереди, что должна закончиться облачность. Не знаю направление и силу ветра на высоте. По времени, да и чувство подсказывает, что где-то рядом Канск. И как не вспомнить о Судьбе? В разрывах облаков вижу поля и редкий лес, освещенные солнцем. В одно из таких окон спиралью теряю высоту до 600 м и оказываюсь под облачностью. Через несколько минут пересекаю ж. д. Красноярск-Канск. Ориентировка восстановлена, разворачиваюсь влево и по дороге прилетаю в Канск. Меня ждет Валя.

 

***

1948 год. Сибирская комплексная аэрогеологическая экспедиция. Теперь наша база Енисейск. Много разных полетов, но большинство на аэромагнитной съемке. В конце июля из Москвы прилетела Валя с трехмесячным Сашей. Какое-то время живем в Назимово на берегу Енисея.

Страшное зрелище, когда горит тайга. Причина тому – преступная халатность: брошенная непогашенная спичка или непогашенный костер. Еще может быть возгорание от молнии. Толстый сухой слой валежника в засушливое лето вспыхивает как порох. И тогда огонь становится необузданным, всепожирающим. Выгорают громаднейшие площади бесценной тайги,  и в течение многих десятков лет на гарях ничего не растет.

С особой яростью ветер перебрасывает пламя с одного дерева на другое, и стоит тайга сплошь в свечах, охваченных пламенем деревьев, гудит и источает невообразимый жар. На 300 м над пожаром ощущаешь, как потоки горячего воздуха поднимают самолет вверх. Все больше ухудшается видимость, и настает момент, когда совсем становится невидимым солнце. Пеленою дыма окутывается все вокруг.