Мар16

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 50 с.

На берегах, то повисая и отражаясь в воде, то отходя подальше, сосны, ели, пихты, березы, осины, тополя, и нет конца, и нету края. Особенна тайга по осени бывает, не поскупилась природа на краски. Когда летишь на самолете, то под тобой причудливый ковер или искусного садовника цветник.

Но вот поблекло все вокруг. И снова чудо! Теперь тайга в убранстве зимнем. Светло. Все белым пологом покрыто. Льда нет на Ангаре, еще прозрачней стали воды, и пар клубиться над рекой. Мороз крепчает, пошла шуга. Зима вступает в свои права.

 

***

1947 год. На левом берегу чудесной Ангары на надпойменной террасе раскинулось большое сибирское селение Богучаны. Улицы параллельны реке, переулки все ведут к воде. Все дома, большие и маленькие, бревенчатые, одноэтажные.

К южной окраине села примыкает ровная полоса, покрытая дерном. Ширина ее метров двести, а длина около пятисот метров. Это и есть наш аэродром. Он огражден кольями и жердями для того, чтобы не заходила пастись сельская скотина. Вдоль полосы простирается метров 250-300 высотой поросший лесом хребет, который укрывает село от южных ветров. Чтобы уйти на юг, надо обязательно сделать круг над аэродромом для набора высоты.

Зато, возвращаясь из Красноярска или Канска, перевалив водораздел хребта, убираешь полностью газ и лихо планируешь, точно с большой горы на санках. На аэродроме базируются самолеты У-2, По-2с (лимузины) Ангарской экспедиции. На них установлены приборы для выполнения геофизической и аэромагнитной съемки. Кроме этого много полетов выполнялось по аэровизуальной геологической съемке.

Природа, отдохнув за ночь, как будто замерла перед рассветом. Не слышно звуков, не колыхнется лист. Светлеет небо на востоке, а в балках и низинах таятся остатки ночи.

Уже запущены моторы, так неуместно нарушив тишину. Все на местах: пилоты, штурманы, операторы.

С рассветом взлетает каждый экипаж по своему маршруту. Задача – пройти по линии, отмеченной на карте, не более 50 м над вершинами деревьев, помня о рельефе на пути. Возвратиться надо строго параллельно пройденной линии с интервалом 1 км. И так туда два с половиной часа и обратно тоже два с половиной.

Короткий разбег, и самолет замирает, попав в спокойный теплый воздух, как в «парное молоко». Еще немного, и ты на линии пути. Вот тут-то и начинается, что трудно придумать. Ровный монотонный гул мотора… Самолет не шелохнется, нет никаких воздушных потоков. Могучий сон накрывает своим крылом. Постепенно исчезает звук мотора…. Ясно слышатся звонкие удары молота о наковальню… затем, так же ясно кричат голосистые петухи на заре…. Еще мгновение, и нет приятного и сладкого восприятия. Самолет летит все так же, но с небольшим креном. Подставляю лицо встречному потоку, трясу головой, силюсь не закрывать глаза. Но через некоторое время все повторяется.

Так, после двадцати-тридцати минут борьбы мозги проясняются, становишься свежим и крепким до конца полета. Такое состояние появлялось на какие-то доли секунды, и ни разу очнувшись, не замечал, чтобы самолет снижался или набирал высоту, всегда он был в горизонтальном полете.