Мар15

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 5 с.

Середина, а может быть двадцатые числа сентября 1941 года. Уже чувствуется недалекое приближение осени, той золотой, когда оденутся в красивейшее убранство рощи и леса. Когда ночная прохлада еще приятная, а днем весело и тепло на солнышке. Когда по всему свету полетит паутина.

Немцы подходят с запада к Брянску.

Девятка Пе-2, отбомбившись, возвращается домой. Мое место в строю: в левом звене левый ведомый. Несколько Ме-109 атакуют наш строй. Горит мой самолет. Стрелок-радист Паньков не отвечает на запросы и не отстреливается. Штурман Хураев Василий ранен в руку. Высота 1500 метров, весь строй медленно удаляется, мы остаемся одни. Самолет продолжает гореть. Аварийно сбрасываю колпак кабины и со штурманом выпадаем из самолета. Сразу дернул кольцо, парашют раскрылся, и я повис над лесом. Вижу, как ниже у Василия тоже раскрылся парашют, слежу, куда он приземлится. Медленно спускаюсь, а вокруг меня делает виражи Ме-109 так близко, что вижу лицо летчика. Почему он не стрелял в меня? А такие случаи были. Скорее всего, у него кончился боекомплект. Парашют зацепился за верхушку дерева, я повис на лямках метрах в трех от земли. Высвободившись, сдернул купол вниз. Стал прислушиваться, приготовил пистолет. Полная тишина. Начал пробираться по густому лесу в направлении, где должен быть штурман. Неожиданно услышал голоса. Прислушался – русские. Впереди стоял небольшой товарный состав с паровозом. Вышел к нему. Здесь люди уже нашли Василия и вели к поезду, он потерял много крови и был совсем без сил. Отцепили паровоз, подняли на него штурмана, влез и я. Едем в Брянск. Все это произошло в районе ж. д. станции Снежинская.

В Брянске на привокзальной площади я стал останавливать автомашины, чтобы отвести раненного в лазарет. Шла срочная эвакуация из города. Только вынув пистолет я угрожая им, заставил шофера полуторки вести Василия. вскоре подъехали в полевому лазарету, разместившемуся в огромной палатке. Здесь передал Василия Хураева людям в белых халатах, сказал, что он потерял много крови. Был Василий в сознании, что-то говорил тихо и пытался улыбнуться.

К вечеру, на последней тормозной площадке товарного поезда, доехал до Мценского аэродрома. Спрыгнул на ходу, поднялся по склону и оказался среди своих.

Все экипажи видели, как горел наш самолет, и посчитали всех погибшими.

Погиб стрелок-радист Паньков.
Основная задача полка была разведка, но между этими полетами выполнялись бомбометания по различным целям, штурмовки переднего края линии фронта и дорог в тылу врага, по которым передвигались войска. На самолетах были сняты тормозные решетки (приспособленные для отвесного пикирования).

В каждый полет на разведку брали в бомболюки четыре ФАБ-100, а в мотогондолы загружали по 50 тысяч листовок.

В октябре 1941 года наш полк в составе дивизии выполнял полет на бомбометание по ж. д. узлу и аэродрому города Орла, захваченного в начале месяца немцами. Строем один за  другим полки на высоте 1500-2000 метров между слоями облаков. Земли не было видно, зато разрывы зенитных снарядов указывали на то, что находимся над целью.