Мар16

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 49 с.

***

Наше непродолжительное знакомство перешло в добрую дружбу. Мы стали с нетерпением ждать встречи друг с другом. Каждый раз, когда я приезжал на Кутузовку, где в подворотне в крохотной комнатушке у тети Софьи Николаевны жила Валя, она встречала меня искренне радостно, она вся как бы светилась, вероятно, вызывая во мне ответное свечение. Нас радовало то, что мы вместе, рядом, и не хотелось расставаться. Валя готовилась к защите диплома, она оканчивала МГУ. Мне нравилось тихо сидеть и наблюдать, как это она делала. Но уже было поздно, и надо было ехать в Химки, где я был прописан у тети Евгении Яковлевны. Я дорожил дружбой и гордился еще не моей студенткой.

Весной 1947 года мы договорились встретиться у входа в метро «Площадь Революции».

Она подошла и в заметном волнении предложила ехать в ЗАГС. Я не ожидал, но тут же согласился. Подошли к справочной будке и узнали, где находится ближайший на Кутузовском проспекте. Рядом с киоском купил цветы. Приехали в Плотников переулок. В помещении мрачно и неуютно, а на душе светло и радостно-тревожно. Молодая девица буднично-казенно сказала – пишите заявление и приходите через месяц. Так и сделали. 4 мая нам выдали Свидетельство. Мы расписались. Да так крепко, что и сегодня, сорок четыре года спустя, в наших паспортах красуются штампы, напоминая о том далеком и близком светлом, радостном, прекрасном.

Вечером собрались на Кутузовке: Софья Николаевна, Валина подруга Зоя Миронова, мой двоюродный брат Геннадий и мой друг Володя Горшков. Посидели, отметили и разъехались, а я впервые остался ночевать.

Совсем скоро пришло время уезжать в экспедицию. Договариваемся: Валя защищает диплом и сразу же приезжает ко мне на Ангару.

С нетерпением жду, и она приезжает.

Так молодой инженер-геоморфолог начинает нелегкую трудовую жизнь в Ангарской комплексной геологической экспедиции.

Тогда и потом, когда приходилось летать одному, под гул мотора сочинял слова, обращенные к Ней, и громко распевал, стараясь пересилить мотор. Смешно, правда? Без слуха и голоса. Зато сердцем и душой.

А 27 апреля 1948 года у нас на Кутузовке появился сын Саша.

Так как в то время было не до люлек и кроваток, да и ставить их было негде, мы оторвали крышку и устроили ему гнездышко в чемодане.
Родился и вырос в безлесных местах, а работать пришлось на Енисее и Ангаре. Впервые в жизни увидел с самолета безбрежный зеленый, нет, всех цветов и оттенков, таежный океан. Я был зачарован его бескрайностью и красотой.

Свои и летом холодные быстрые воды несет могучий седой Енисей. А место слияния необыкновенной красавицы Ангары с Енисеем называют Стрелкой. Совсем не похожи они друг на друга. Он широк, глубок, суров, немногословен, мудр. Она легка, прозрачна, говорлива среди скал, а на шиверах и порогах туман от брызг хрустальных скрывает опасность затаив. В местах, где грудь сжимают базальтовые и гранитные берега, она быстра и своенравна. Но вот она выходит на простор, вздохнувши полной грудью. Спокойно, величаво, как будто в дреме, разлившись широко, она словно замерла среди буйных пойменных лугов, кустарников, холмов. Вода чиста, и вроде нет ее совсем. И каждый камушек на дне, и рыбка – как на ладони.