Мар16

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 47 с.

Отсоединили крылья, хвостовое оперение и поместили в один из сараев. Мотор забрали с собой. Я написал объяснительную. Поездом экипаж возвратился в Москву. Конечно же, я  переживал и был готов, что могут судить.

Прошло около месяца. Вызывают в штаб ЦАГ (Москва, Калужская, 35) и вручают командировочное удостоверение в Славгород. Едем с Каргановичем Валентином. Получив в ДОСААФ У-2, прилетаем 7 сентября в Енисейск.

До конца месяца выполняю рекогносцировочные и аэровизуальные полеты с геологами Енисейской экспедиции.
Аэродром находился километрах в трех севернее города. Ровное, покрытое покосом буйного разнотравья поле. С западной и северной сторон к нему вплотную подступала тайга, восточная граница оканчивалась высоким обрывистым берегом Енисея.

К самолету подошли два человека и сказали, что полетят со мной. Это были О.В. Порывкина – кандидат геолого-географических наук и студентка географического факультета МГУ Валентина Иваницкая. На карте наметили маршрут полета. Вдвоем они втиснулись в заднюю открытую кабину самолета. Взлетели и едва набрали 150 м, как мотор стал давать перебои. Высота не набиралась, шло медленное снижение. Почти касаясь верхушек деревьев, я сделал маленький круг, и произвел посадку. Зарулил на стоянку. Из кабины легко выпрыгнула студентка и с недоумением спросила: «Больше не полетим?» Я ответил – нет. Так я впервые встретился с моей будущей женой. Она и не ведала, что была «на волоске». Потом она много летала со мной в Сибири, в Калмыцких, Астраханских и Сталинградских степях.

***

Осенью 46 года получил задание отвести на заимку в геологическую партию два мешка поваренной соли. Светит солнце, по-осеннему красива тайга, в разгаре «бабье лето». Вылетев из Енисейска на северо-восток, через полтора часа мой У-2 был над заимкой.

Сложное дело в тайге подбирать посадочную площадку с воздуха. А тут рядом небольшая площадь, поросшая травой. Прохожу на малой высоте один раз, другой, произвожу посадку. Пробежав метров 30, самолет останавливается, утонув в густой высокой траве по пояс. Пришли люди, выгрузили соль.

На заимке стоял большой рубленый дом с хозяйственными пристройками, и жила здесь большая семья староверов. Хозяин крепкого телосложения, с холеной седой бородой, доброжелательный, приятный. Он заведовал большой пасекой.

Старший сын (их было несколько) с семьей был подмогой старику. Младший только отслужил армию.

Входя в дом, в сенях снималась обувь, здесь же рядом с дверью в комнаты стоит большая кадка с питьевой водой, покрытая деревянным кружком. Только хозяйка (невестка) может подать воду в отдельной кружке. Курить в доме запрещено, только на улице. При входе в избу снимался головной убор.

Хозяин, начальник партии, геолог и я вошли в просторную комнату. Весь угол заставлен иконами, горит лампада. Посреди стоит большой стол, около него лавки – все из толстых хорошо оструганных сосновых досок. На столе в глиняных мисках и горшках соленые огурцы, сметана, коровье масло, мед, хлеб, крупный отварной картофель. Сели за стол. Хозяйка поставила четверть медовухи.