Мар16

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 32 с.

Изгородь сада с южной стороны образует густо растущая желтая акация, время от времени подстригаемая на высоте 2-2,5 метра. С восточной растут высокие и толстые стволы белой акации, а между ними участки плетня. С севера изгородь из невысоких столбов и жердей. На западе двор с постройками отгорожен от улицы высоким глухим досчатым забором. Вдоль него растет малина, а дальше вниз грядки во всем огородным.

С большой благодарностью и теплотой вспоминаю каждое дерево в саду. Половину площади занимали яблони. Большое раскидистое дерево – настоящий «Анис», рядом «Мирон», «Добрый крестьянин», «Воргуль», топом «Боровинка» и «Титовка».

«Оно» – так называли мы скороспелый сорт «Белого налива». Одно дерево «Царская роза». Несколько стволов «Бель» – совершенно белые средней величины плоды, хороши в мочке и чудесны в варенье – просвечивающиеся янтарные ломтики. Осенний душистый сорт «Кронцельская» и не уступающие зимние «Кузина» и «Поневельская». В отдельные годы многие сорта бывают с наливом, это когда мякоть вокруг сердцевины пропитана соком. Рядом с яблоней «Брат и сестра», ее посадили вместе дядя Коля и тетя Лиза, росла высокая, похожая на пирамидальный тополь, слива «Ядовитая». Ее крупные плоды напоминали по форме кувшин, были ядовито-желтого цвета, а на вкус, ну просто мед. Еще были райские яблочки, маленькие с длинным хвостиком, из них тоже варили варенье. Была и «Антоновка».

Каждый сорт яблок был уникальным, не сравнимым по аромату, вкусу и виду.

Почему-то груш было всего два дерева. Одно «Бергамот», другое не знаю название – длиннохвостые небольшие круглые с коричневой вкусной мякотью.

Две старые яблони, как и подобает патриархам сада, выглядели солидно. Одну называли «Репка», другую «Кислица». Никто не помнил, кем и когда они были посажены. Скорее они вросли сами. Каждое имело ствол в два детских обхвата. В двух, двух с половиной метрах от земли начиналась крона и простиралась до высоты пять-шесть метров, возвышаясь над всеми зелеными собратьями. Под «Репкой» большую часть дня была тень, как под огромным зонтом. Плоды небольшие, приплюснутые, желтовато-зеленого цвета с красными полосками, вкусные. Она росла на просторе. «Кислица» – в низком месте среди вишен. И всегда, наевшись ягод, стаи скворцов отдыхали на ее вершине. Плоды зеленоватые с красным бочком, кислые до нетерпимости, даже корове сводило челюсти. Дерево грецкого ореха не плодоносило, но было также уважаемо.

Всегда под «Репкой» варили варенье. Под таганок клались сухие веточки, получалась горка раскаленного пепла. Сверху ставился большой медный таз, начищенный до  блеска и потому сияющий.

Уснул около шести утра.

В Подгорном на цемзаводе мы вчетвером жили в одной комнате (18 кв. м), здесь же была печка-плита из кирпича. Зимой топили углем, обогревали комнату и готовили пищу. В двух других комнатах примерно такой же площади, как наша, жили муж, жена и ребенок. Летом на кухне чадили примусы и керогазы.

 

Километрах в двух от поселка на восток, за бугром, была большая бахча. Нас, несколько мальчишек, подговорили старшие идти за арбузами. Мы должны были срывать арбузы и