Мар15

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 3 с.

Произошло это под Пинском.

Какое-то время мы сидели прислушиваясь. Потом я поднялся, достал пистолет и пошел. Оказалась совсем рядом лесная дорога. В какую сторону идти? Пока стоял, раздумывал, послышались какие-то приближающиеся звуки. Я сошел с дороги. Вскоре передо мной появилась телега, с запряженной лошадью. Немолодой человек, неожиданно увидев меня, испугался. Я расспросил, куда едет и не ли здесь немцев. Привел штурмана (без помощи он не мог идти) и стрелка-радиста. Мы уселись на телегу и поехали.

Председателя колхоза я не нашел. Начало темнеть. Завхоз пообещал утром подводу до райцентра. Расположились в сарае на сене. Стало совсем темно. Ни единого огонька. Услышали приглушенный разговор; будто то здесь, то там появлялись немцы-парашютисты, разведчики. Из колхоза всю живность, инвентарь и все, что возможно, разобрали по домам. Темнота и гнетущая тишина, какие-то подозрительные звуки и скользящие тени вызывали напряженность и тревогу. Ночь не спали.

С рассветом выехали на телеге. Часам к 8-9-ти были в райцентре местечке Ленино. Я сразу направился в Райсполком. Здесь шло экстренное заседание, решались вопросы эвакуации, присутствовало все руководство района. У двери стояли люди и не впускали в зал. Тогда я достал пистолет и оказался в комнате, где заседают. Объяснил, в чем дело. Сказали, чтобы ехали на площадь. Оттуда уезжают машины с эвакуированными. Действительно много пожилых людей и детей. Все хотят немедленно уехать.

Наконец, в кузове полуторки, между узлов, корыт, колясок, нескольких женщин и детей, нам удается кое-как втиснуть Василия и примоститься самим у заднего борта. Потом где-то в пути нам удалось пересесть в другую машину.

Через три дня мы добрались до Бобруйска, оттуда уже эвакуация гарнизона.

Впервые три дня от полка не осталось ни одного самолета. Из разговоров стало известно, что вся материальная часть 12 авиадивизии, базировавшейся на Бобруйском аэродроме, была уничтожена фашистской авиацией в воздухе или на земле. Пригнанные самолеты ПЕ-2 стояли на аэродроме в Бобруйске не заправленные горючим. Летный состав не был переучен для полетов на них. А те отважные, которые пытались взлететь, погибали на разбеге или после отрыва. Ведь самолет «строгий» в технике пилотирования, с присущими ему особенностями, неведомыми тем, кто садился в его кабину.

В первых боевых вылетах погибли мои товарищи, с кем я прибыл в полк. Это лейтенанты–летчики: Саша Филиппов, Лева Холошенко, Саша Чураев.

На одной из автомашин мы тоже двинулись в путь. В хвойном лесу легкие деревянные  постройки, видимо, раньше, а может быть, несколько дней тому назад, здесь находился какой-то лагерь. Это место называлось «Серебрянка», сюда собирался весь летно-технический состав. Все, кто в первые дни войны был сбит, но не убит, все добирались пешком или на попутном транспорте. Здесь формировались команды и отправлялись поездом в Москву на пункт сбора летно-технического состава, откуда дальше в Казань на переучивание.

Пополнение командным, летным и техническим составом, переученные на самолеты Пе-2, полки направлялись на заводы для получения самолетов, а затем на фронт.