Мар15

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 24 с.

С Володей Горшковым я учился в Энгельском военно-авиационном училище, были в одной авиаэскадрильи.

Мы были вместе в лагере военнопленных 4Б в Мюльберге на Эльбе.

Одновременно проходили госпроверку в Алкино.

Вместе поступили и работали пилотами в Центральной авиагруппе Министерства Геологии СССР (Москва). Летали в экспедициях на Ангаре и Енисее. В начале пятидесятых годов он окончил МГУ, геофак, и больше не летал. Он всю жизнь в Москве, я тридцать девять лет в Ростове-на-Дону.

 

***

В конце 1945 года вчетвером прибыли в Главное Политуправление Красной Армии с тем, чтобы узнать, как восстановиться в партии. В огромном вестибюле какой-то подполковник остановился, не спускаясь по ступенькам к нам, с высоты издалека, сказал, что мы выбыли механически и о восстановлении разговаривать нечего. Повернулся и ушел. Мы постояли и разошлись.

В феврале 1946 года получил Орденскую книжку, проездные талоны (один раз в год бесплатно в любую точку Союза) и талоны на получение денег за ордена. Ежемесячно полагалось за орден Ленина – 25 р., за Красное Знамя – 20 рублей и за второй – 20 р. Таким образом, накопилось 1800 р., которые я и получил в Сберкассе на Калужской площади в Москве.

Это казалось большим состоянием. Решаю, что надо купит какую-то одежду. С Володей Горшковым едем на Тишинский рынок.

Продавцы, одни разложили барахло на земле, другие стоят или ходят, поднимая и потрясая им в воздухе.

Но вот нам приглянулось то, что ищем. Бостоновые темно-синие бриджи и защитного (темно-зеленого) цвета диагоналевые гимнастерка и галифе. Продают вместе два человека. Нам показывают, разворачивают, трясут. Мы рассматриваем и договариваемся, что возьмем все за 1800. Продавцы согласны. Берем, кладем в чемоданчик и едем домой к Володе.

Довольные покупкой, достаем и показываем Анастасии Борисовне (матери Володи).

Тут-то и выясняется, что бостоновые бриджи сплошь изъедены молью, ну просто решето. Долго хранил их, а потом пошли на половую тряпку.

Пока мы хлопали глазами и ушами, нам подсунули то, что подсунули. Вот мастера, ну точно КИО.

А диагоналевую гимнастерку и брюки носил долго и в экспедиции. Оказались крепкими.
По рассказам, моя мать не хотела второго ребёнка. Время-то было тяжёлое, тревожное.