Мар15

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 23 с.

Шли пешком на Родину и искали первую авиационную часть.

24 апреля набрели на аэродром 146 гвардейского штурмового авиаполка в Зенфтенберге. 27-го были во 2-ой воздушной армии г. Загане. Собралось человек десять бывшего летного состава. Нам устроили что-то вроде санатория. Хорошие настоящие кровати и постель. В столовой белый хлеб, масло, сахар. Подают первое, второе и третье, о чем мы отвыли и мечтать. Ничего не делали, только ели и отдыхали. Через десять дней, прожитых как в раю, получили предписание явиться в Москву в отдел кадров ВВС. Это то же самое здание, где располагался пункт сбора летного состава и где я был в начале июня 1941 года. Группой в десять человек и назначенным из нас старшим капитаном Петиком. 19 мая 1945 года прибыли на станцию Алкино Баш.АССР в 32 запасной полк 12 СД. Здесь я проходил госпроверку.

Во время с 13 по 16 мая, когда находился в Москве, встретился с тетками и двоюродным братом, проживавшими в Химках. Отсюда дал телеграмму матери и отцу, что жив.

Пока я был «Без вести пропавший», а такой документ прислал военкомат, отец всякий раз, как приходила его сестра Лиза, просил погадать на Владимира. И каждый раз, разложив карты, она говорила: «Смотри, Саня, как ложатся карты, ему очень тяжело, очень. Его жизнь на волоске, но он жив». Ни разу карты не сказали, что я мертв. Отец был тяжело болен и не вставал с постели. С этой верой, не дождавшись моего возвращения, летом 1944 года он умер 57-ми лет.

С 19 мая по 19 августа 195 года меня проверяли. Жили в палатках, кормились в столовой бесплатно. Выходить из расположения части запрещалось. Территория обнесена колючей проволокой. Вызывали работники «СМЕРША» на беседы. Писал объяснения, как попал и что делал в плену, кого знал и кто знал меня. К концу проверки пришло подтверждение из отдела кадров ВВС, что я действительно старший лейтенант, зам. командира авиаэскадрильи, был сбит при выполнении боевого задания. В самом деле, ведь никаких документов у меня не было. Разрешено было надеть погоны, что я, и сделал впервые в жизни. Можно стало выходить за проволоку.

Вскоре снова в группе десяти человек я в отделе кадров ВВС в Москве. Заседала комиссия, вызвали и спросили, что я хотел бы делать? Я ответил: «Хочу остаться в Армии». Мне сказали: «Война окончилась, идет демобилизация, куда хотите поехать, в какой военкомат направлять документы?»

Я спросил: «Можно остаться в Москве?»

– Да, можно.

– Тогда в Бауманский РВК.

Временно прописался у товарища и друга Горшкова Владимира Гавриловича.
Так, приказом Отдела кадров ВВС Красной Армии в декабре 1945 года я был демобилизован.

Наши жизненные пути пересекались и шли параллельно, повторяя друг друга.