Мар15

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 14 с.

Развернув самолет по склону, решаю взлетать с небольшим боковым ветром справа по мягкому ржаному полю. Но не тут-то было. Нижние плоскости скользили, пригибая стебли, на них  не возникала подъемная сила. Кроме того, весь мотор, а главное ребра цилиндров мотора были облеплены шелухой срубленных винтом колосьев. Мотор перегревался, недодавая мощности. Пробежав метров 150, убрал газ. Очистили с колес налипшую грязь. Теперь решаю взлететь по проселочной дороге вдоль завода, против ветра. Вырулил  на дорогу в глубоких колеях и выбоинах. Выбрав более-менее ровный участок, начинаю разбег. Медленно, нехотя самолет набирает скорость, но не отрывается. Впереди грейдерная дорога с кюветами вдоль и телеграфными столбами. Даже если произойдет отрыв, перетянуть провода не успею. Убираю газ. Колеса снова облеплены черноземом. Снова очищаем. Разворачиваюсь на 180 градусов. Решаю взлетать в обратном направлении с попутным ветром. Впереди никаких препятствий, буду продолжать разбег пока самолет не оторвется. Ставлю по два человека у консолей крыльев, объясняю: как только махну рукой, бросай держать! Все так и было. Дал полный газ, самолет покатился по колеям и колдобинам. Медленно, но скорость нарастает. Пробую оторвать, а он не хочет. Впереди поперек дороги маленький, из бревен, мостик, проскакиваю по нему и чувствую, что вот-вот самолет оторвется от земли. Вяло, нехотя он зависает над дорогой. Набираю 50-70 м, разворачиваюсь на обратный курс, прохожу над провожающей толпой, покачиваю с крыла на крыло. Курс на Елец.

Мотор работает натужно и устало, скорость не более 85-90 км/час. Решаем с механиком, что надо сесть и устранить причину. Произвожу посадку в поле рядом с ж.д.  Очищаем ребра цилиндров от колосьев, соломы и шелухи. Летим дальше. Скорость стала 100-105 км/час, набрали высоту 150 м.

Быстро садится солнце, еще быстрее наступают сумерки, а мы летим медленно. Далеко впереди в Ельце зажглись электрические огни. В чистом небе появились первые звезды.

Почти в темноте наощупь с прямой сажусь на аэродроме и рулю на стоянку, которая находится на противоположной стороне у темной стены леса.

Отбита половина костыля, сломан подкос стабилизатора, повреждена нижняя часть руля поворота. Встретивший авиатехник сказал: «К утру все будет сделано». Доложил командиру о выполнении задания и неисправностях на самолете. Он ничего, не ругал.
***
Начало лета 1942 года. Воздух пропитан надеждой и верой множащихся и радушных побед. Мы уверены в правоте нашего дела – неминуемом разгроме врага. Но мы знаем и его силу, его упорство и коварство. И все равно на душе у нас светло и радостно.

День клонится к закату. Тепло, но не жарко. Несколько человек летчиков, лейтенанты и старшие лейтенанты, идем по улице города Ельца, на гимнастерках ордена, медали. У меня на груди Орден Ленина и два Красного Знамени, самые высокие в полку. Навстречу несколько общевойсковых полковников и подполковников. Еще издали они приветствуют нас и уступают дорогу, пропускают. Тогда меня это очень взволновало. Прошло много лет, а я не могу забыть. Здесь почет награжденным и огромное уважение к орденам. Шла война, казалось бы, да что там? Ан нет!

Теперь, я даже боюсь подумать, как бы все это выглядело теперь, спустя сорок восемь лет.