Мар15

Тэги

Похожие посты

Добавить в

В.А.Утянский «Воспоминания» 13 с.

И еще, я никогда не задумывался над тем, что могу быть сбит или убит. Почему? Не знаю, то ли времени на это не было, то ли Судьба деликатно внушала, что сохранит жизнь. Как-то этого не было в мыслях, хотя почти каждый день кто-то в полку не возвращался с задания. Может быть, этот вопрос уже давно, еще с первых дней войны стал ясным и поэтому не представлялся таким неожиданным и трагичным. Мы сжились с ним настолько, что он просто не возникал.

Все-таки как велика сила оптимизма, вера во всепобеждающее добро!

 

***

Почему я остался жив, почему меня не убили в воздухе?

Потому, во-первых, что мне всю жизнь необыкновенно везло.

Во-вторых, на самолете Пе-2 летчик защищен бронеспинкой и бронезаголовником.

Штурман вовсе незащищен, напротив, он прикрыт с хвоста 500 литровым баком с горючим. При загорании его, штурман оказывается в объятиях пламени.

На полу у стрелка-радиста небольшая переносная бронеплита – и больше ничего.

А атаки противника всегда в хвост, всегда по незащищенному стрелку-радисту и штурману.

Для отражения атак у штурмана два ШКАСа на турели, а у стрелка-радиста пулеметы БС и ШКАС.

***

Самолет, на котором произвел посадку в Россоши 28 мая, необходимо было осмотреть и определить пригодность его к ремонту. С этой целью решено послать туда самолет У-2 с инженером полка Котенко и механиком. Я обратился к командиру полка с просьбой: разрешить сделать это мне и залететь домой в Подгорное, это рядом, в 25 км. Командир разрешил. Так как на У-2 я не летал со школы и забыл, то сделал на аэродроме в Ельце несколько полетов по кругу. После Пе-2 он был вертлявый и легкий, как пушинка.

В первых числах июня вылетели в Россошь. Высадил инженера, а с механиком полетел в Подгорное. Сделал два круга, решил садиться на хлебное поле вверх по склону, восточное цемзавода. Посадку произвел благополучно. Рожь высокая, по пояс. Только прошел хороший дождь. Самолет совсем немного пробежал и остановился, утонув нижними плоскостями в поспевающей мокрой от дождя ржи.

Со всех сторон бежали люди и, как всегда, ребятишки впереди. Запыхавшись, выбиваясь из сил, бежали отец и сестра. Механика оставил у самолета. Мы пришли домой. Мать уже ждала нас, она отпросилась с работы. На гимнастерке у меня сиял Орден Красного Знамени. Прибежали знакомые, соседи. Часа через два я простился с матерью, и мы пошли к самолету, захватив перекусить механику.